Внешний осмотр ребенка с опухолью позвоночника

Внешний осмотр пациента с опухолью позвоночникаВнешний осмотр ребенка позволяет выявить целый ряд локальных признаков опухолевого процесса в позвоночнике, проявляющихся деформацией позвоночника, наличием опухолевидного образования, изменением походки, напряжением мышц, нарушением функциональной подвижности позвоночника и опорной его функции.

Нарушение опорной функции позвоночника дети пытаются компенсировать, поддерживая голову руками при поражении шейного отдела или упираясь ладонями в поясницу и крылья таза, бедро (при локализации процесса в нижнегрудном и поясничном отделах позвоночника).

Пальпация остистого отростка вызывала локальную болезненность у многих больных. Этот симптом был положительным у всех больных с остеобластокластомами и злокачественными опухолями, а также у половины больных с эозинофильной гранулемой. Как правило, он был отрицательным при экзостозах и хондромах позвоночника. Характер болей и неврологические проявления зависят от уровня локализации опухоли и степени компрессии спинного мозга и его элементов.

Клинические проявления при опухолях позвоночника можно разделить на три группы:

  1. Поражение позвоночника без вовлечения в процесс элементов спинного мозга.
  2. Поражение позвоночника со сдавлением корешков спинного мозга.
  3. Поражение позвоночника с компрессией спинного мозга.

Поражение позвоночника без явлений компрессии спинного мозга и его корешков возможно лишь при ограниченном процессе в остистом отростке, дуге или теле позвонка, не распространяющемся на корень дуги, суставные и поперечные отростки. В этих случаях опухоль, как правило, растет кнаружи. Болей в этот период либо совсем нет, либо они незначительные, и обычно на первый план выступают другие симптомы, такие как деформация позвоночника, опухолевидное образование. При наличии болей они чаще локальные, хотя могут иметь и корешковый характер, долгое время оставаясь единственным признаком заболевания. Особенно это характерно для больных с остеоид-остеомой, остеобластокластомами, саркомой Юинга.

Большинство же больных (59 детей) поступают с корешковыми болями. Боль возникала, как правило, вблизи позвоночника и иррадиировала отсюда по всей территории вовлеченного в процесс корешка. При этом характер радикулярной боли зависел от вида опухоли. При медленно развивающемся сдавлении корешков спинного мозга при таких доброкачественных опухолях, как остеобастокластома, хондрома, а также при эозинофильной гранулеме боли носили временный характер, проходили в покое, и только при патологическом переломе интенсивность радикулярных болей была значительной.

При злокачественных опухолях вследствие быстрого вовлечения в процесс корешков боли были интенсивными, постоянными, усиливались при минимальных нагрузках, движении. Очень редко боли радикулярного характера внезапно исчезали. Это наблюдалось при разрушении опухолевым процессом корешков спинного мозга. При остеоид-остеомах боли носили такой же характер, но особенно мучительны были ночью, лишали ребенка покоя, сна и проходили только после приема анальгетиков. При этом отмечалось постепенное усиление болей, и в конечном итоге при нарастающем сдавлении корешков спинного мозга они становились мучительными, но снимались обычными дозами препаратов морфина. Ребенок становился раздражительным, беспокойным, худел.

Парезы и параличи мы наблюдали у 20 больных с опухолями позвоночника (16 доброкачественных и 4 злокачественные опухоли). У 13 пациентов параличи и парезы развивались при локализации опухолей в грудном отделе позвоночника, у 6 - при поражении опухолью поясничных позвонков и у 1 - при поражении шейного отдела опухолью Юинга.

Параличи в шейном отделе позвоночника при поражении его опухолевым процессом развиваются крайне редко. Это связано, во-первых, с тем, что, как показали наши наблюдения, позвоночник в шейном отделе очень редко поражается злокачественной опухолью; во-вторых, имеют большое значение анатомическое строение позвоночника и особенности кровоснабжения спинного мозга на этом уровне. Позвоночный канал в этой области у ребенка значительно шире, чем поперечник спинного мозга. Шейный отдел спинного мозга хорошо кровоснабжается как передними, так и задними корешковыми артериями. Поэтому даже, при доброкачественных опухолях, достигающих больших размеров, не всегда наблюдались парезы и параличи. При поражении грудного и поясничного отделов позвоночника парезы и параличи развивались довольно часто. Так, у 13 больных с опухолями грудного отдела позвоночника были различного рода параличи и парезы. Несколько реже параличи развивались при опухолях, поражающих поясничный отдел позвоночника. Частоту параличей и парезов многие авторы в последнее время связывают, до известной степени, и с особенностями кровоснабжения спинного мозга.

Некоторые авторы утверждают, что при медленном нарастании сдавления спинного мозга развивается спастическая параплегия с явлениями задержки мочеиспускания, запорами. При быстром прогрессировании симптомов сдавления наблюдается вялый парез с недержанием мочи и кала. Наши наблюдения не позволяют высказаться в пользу такого утверждения. Явления вялого или спастического пареза и паралича возникали вне зависимости от быстроты развития патологического процесса, а скорее были связаны с особенностями расположения опухоли в позвоночнике по отношению к спинному мозгу и питающим его сосудам.